Интервью начальника ГУ МВД России по Алтайскому краю генерал-майора полиции Олега Торубарова информационному агентству “Политсибру” 6.11.2013

Интервью ИА Политсибру: "Сегодня полиция – это самая открытая структура, которая не скрывает своих недостатков"

Новый начальник краевого ГУ МВД в отличие от своих предшественников вплотную занялся улучшением имиджа алтайской полиции, сделал особый упор на работу с населением и начал лично контролировать работу подчиненных.

Повысить доверие населения 

– Вы уже оценили криминальную ситуацию на Алтае? Как она вам в сравнении с Калужской областью, где вы раньше работали? 

- Мне кажется, не совсем правильно сравнивать Алтайский край с Калужской областью. Это разные федеральные округа, разные пути развития регионов: там бурно растет экономика, здесь активно развивается сельское хозяйство. Я могу сравнить только оперативную обстановку. Если в крае по итогам восьми месяцев зарегистрировано чуть больше 30 тысяч преступлений, то в Калужской области их в два с половиной раза меньше, но там и населения кратно меньше. Для Калужской области характерно совершение преступлений, связанных с фальшивомонетничеством. Там изымается больше поддельных купюр, документируется больше сбытов. Активнее идут миграционные процессы. Здесь сразу обращают на себя внимание кражи скота и преступления, совершаемые в сфере незаконного оборота наркотиков.

Но вообще, по окончании академии я получил диплом, где было написано «Организатор правоохранительной деятельности», поэтому могу сказать, что принципы организации работы в любом регионе одни и те же. Но в каждом субъекте есть какие-то особенности, которые необходимо учитывать.

- Как вы видите идеальное взаимодействие полиции и населения? 

- Во-первых, полиция должна все сделать для того, чтобы повысить доверие населения. А это зависит, в целом, от качества нашей работы. Как говорится, театр начинается с вешалки, а полиция начинается с дежурной части, со встреченного на улице сотрудника. И если гражданин видит неряшливого, небритого полицейского, то ни о каком имидже мы говорить не можем. Дальше - общение, прием заявлений граждан, отношение к проблемам человека, который обращается в ОВД. Ведь и оформление административного протокола может быть разным. Человеку, которого привлекают к ответственности, необходимо разъяснять, что он был не прав. А порой, работа делается так, что этот правонарушитель начинает ненавидеть полицию. В итоге, если мы справимся с требованиями внутри системы, начиная от внешнего вида сотрудников и завершая качественным исполнением задач по охране жизни, здоровья, законных прав граждан, то люди по-другому будут смотреть на нас. 

Сегодня существует серьезный спрос с каждого руководителя и сотрудника за результаты работы. Стараемся довести нашу позицию до населения и хотим, чтобы люди, увидев это, пошли нам навстречу. Статистика и криминологи подтверждают: если граждане начнут чаще обращаться в органы внутренних дел, то работы у полиции прибавится, но и порядка будет больше. 

- Вы уже провели несколько встреч с жителями в некоторых районах края. Что-то вызвало особую обеспокоенность? 

- Встречи в Барнауле, Бийске, Рубцовске, Славгороде показали: население готово к диалогу. Люди не скрывают вопросы, которые их волнуют. После каждой встречи я делаю выводы, даю поручения, что-то отмечаю для себя. Давно убедился, что из непосредственного общения с гражданами можно понять, какие конкретно проблемы по линии работы полиции необходимо решать в той или иной территории или населенном пункте. Но какое удовлетворение получаешь, когда побывал где-то, взял на контроль волнующий людей вопрос и потом приезжаешь вновь, а эти проблемы больше не обозначаются. Потому что обратили внимание, исправили, оказали помощь, в том числе наказали руководителей и сотрудников за ненадлежащую организацию работы и так далее. 

Серьезный спрос с каждого

- По какому критерию вы оцениваете своих подчиненных?

- Я всегда говорю подчиненным: ставьте себя на место конкретного человека - того, кто звонит в полицию, кто обращается с заявлением в отдел. Предположим, я приехал в другой регион, обратился в ОВД, а у меня не приняли заявление. Набрал 02 – не отреагировали. Какое после этого у меня сложится мнение о полиции? Это даже не внутриведомственные – это государственные проблемы: ведь человек осознает, что он не получил защиту со стороны государственной структуры.

- Расскажите, о случае, когда вы сами решили подать заявление в полицию? 

- Я стараюсь сам перепроверять все, что мне докладывают. Принимаю рапорта, но вызываю сотрудников и обязательно поручаю проверить информацию по двум докладам из десяти. Поэтому, когда приехал в край, решил лично посмотреть со стороны, как работает полиция. Совершенно наобум, никого не спрашивая, заехал в ближайший отдел. Я находился в гражданской одежде, надел кепку, разрезал пакет и пришел с заявлением о краже паспорта. Мне было важно, как примут заявление, как быстро направят группу, как отработают сообщение о краже. Потом бы сказал: «Всем спасибо, я начальник главка». Объявил благодарность, вручил бы ценные подарки, а все произошло совершенно наоборот. Все, от рядового исполнителя до начальника отдела полиции, получили самые серьезные взыскания. Я сделал вывод, что проблема с приемом заявлений существует, и ей нужно заниматься.

- В ближайшее время планируете подобные акции?

- Я это делаю регулярно. Сейчас в краевой столице меня, наверное, узнают. Но я выезжаю в районы. Прошу любого проходящего: оператора заправки, продавца в магазине вызвать полицию и сообщить, что совершено то или иное преступление. Естественно, представляюсь. И засекаю время, за которое прибудет группа сотрудников; смотрю, сколько их, как они работают. Приезжаю с ними в отдел, проверяю регистрацию – есть. Жму руку руководителю: значит, он на своем месте и его сотрудники хорошо работают. Такие проверки постоянно провожу не только я, но и другие руководители подразделений.

Не скрывая недостатков

- Как, по-вашему, изменилась российская полиция за последние годы?

- Я застал время работы в милиции, когда количество совершенных преступлений на территории находилась под грифом «секретно», когда радиостанция в машине считалась поощрением для сотрудников... Это было одно из самых закрытых ведомств; для населения мнение о милиции формировало государство. Во многом делали правильно – это и фильмы, и книги, и очерки в газетах. Позитивный пиар был, но в тот момент отсутствовала материально-техническая база. Я не говорю о сотовых телефонах, дело в другом. О том, что сегодня заложено законодательством в сфере применения различной техники при проведении оперативно-розыскных мероприятий - мы даже не мечтали. Я, будучи молодым сотрудником, когда что-то слышал о технических новинках, которые применяли где-то на Западе, думал о том, как бы это помогло и нам в раскрытии преступлений. Но тогда мы занимались личным сыском, применяли другие традиционные оперативные методы. Сейчас полиция совершенно другая, она технически оснащена, ей предоставлены законом права, которые были ограничены в советское время. Но и обязанностей, конечно, стало больше.

В настоящее время, какую бы должность не занимал сотрудник, в каком бы звании не находился, но если он преступил закон, то будет немедленно привлечен к ответственности. Официальная информация о принятых мерах появится в СМИ. Сегодня полиция – это самая открытая структура, которая не скрывает своих недостатков. Делаем все для того, чтобы очищать свои ряды. Если начнем скрывать, то появятся слухи, преувеличения и недоверие. А мы открыты, мы работаем над собой.

- Как считаете, насколько коррумпирована полиция?

- В определенное время в обществе наступил момент, когда нужно было выживать – это 90-е годы. Тогда кто-то поступился принципами, кто-то просто ушел из системы, кто-то, будучи молодым, и видя, что происходит, впитал в себя все негативное, чем характерен этот период. Подобные последствия преодолевались непросто. В настоящее время и развитие законодательной базы, и кадровая политика способствуют процессу активного очищения рядов от нарушителей и случайных людей. В ходе реформирования сотрудники прошли переаттестацию, но она не решила все проблемы. Это и нереально. Реформа – дело не одного дня. Но при поддержке граждан, организации общественного контроля, «обратной связи» с населением можно в числе других принимаемых мер успешно бороться с коррупционными проявлениями. Такие вещи как поборы, взяточничество, «крышевание» мы должны искоренять жестко, принципиально, бескомпромиссно.

Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России